Гобелен в 19 и 20 веке

Большинство гобеленов 19-го века были репродукциями картин или ранее сотканных дизайнов. Влияние индустриальной революции было, конечно, неизбежным не только в инструментах, материалах и окрашивании, но и в новом рынке среднего класса и его потребностях. Машинные гобелены, хотя и являются достижением в механическом ткачестве, стали представлять угрозу существованию изначального ручного ремесла.

Необходимость реанимирования и очистки искусства гобеленов была впервые признана художниками Движения искусств и ремёсел в Англии конца 19-го века. Принижая потерю индивидуальной креативности, они возрождали идеалы средневековых ремёсел в попытке противостоять влиянию индустриализации на декоративные и прикладные искусства. Лидером и ключевой фигурой движения стал художник Вильям Морис (1834-96), который открыл фабрику гобеленов в аббатстве Мертон близ Лондона. В течение почти 15 лет он и его единомышленники были дизайнерами не только тканей, но и красочных обоев и окон с цветными стёклами. Таким образом, они были достаточно профессионально подготовлены для изготовления гобеленов. Морис и художник-иллюстратор Вальтер Кран (1845-1915) снабжали фабрику картонами, но большинство гобеленов Мертона были работами пре-рафаэлевского художника Сэра Эдварда Бёрн-Джонса (1833-98). Более рискованными по сравнению с остальными изделиями аббатства Мертон были дизайны гобеленов, выполненные в 1880-ых художником и архитектором Артуром Хейгейт Макмурдо (1851-1942), в 1882 учредил Гильдию века — первую из многих группу художников-ремесленников-дизайнеров, нацеленную на продолжение учений Вильяма Мориса. Эта традиция, порожденная возрождением производства гобеленов в середине 20-го века, продолжилась в Шотландии. Наиболее амбициозный гобелен 20-го века, дизайнером которого был британский художник Грэхэм Сютерленд (1903-80), создавший громадного «Христа Апокалипсиса» (1962) для кафедрального собора монастыря, был, однако, соткан в Фэллетине, Франции. Это самый большой гобелен, когда либо выпущенный 11.6 к 23.8 метра).

гобелен

Гобелен № 579
190 х 246 см.


  Гобелен ручной работы

Гобелен № 580
114 х 144 см.


  гобелен ручной работы

Гобелен № 566
185 х 273 см.


В Европе в течение конца 19-го века происходит возрождение гобеленов, основанных на народных традициях. Эта тенденция была очевидной в Норвегии после 1890 года, когда специальные усилия были приложены для переложения современных гобеленов на местное средневековое ткачество. Лидерами были Герхард Мунте (1849-1929), известный художник, и Фрида Хансен (1855-1931), ткачиха, изучавшая крестьянские ремёсла Норвегии и вывела индивидуальное, лёгкое и открытое ткачество. Немногим позже в Швеции и Финляндии произошли те же события, что и в Скандинавии. Марта Мэс-Фчеттерструм (1873-1941) стала самой известной шведской художницей гобеленов, и её ателье продолжило выпускать отличную продукцию. В Финляндии более свободное, яркое по цвету и более изящное по комплекции искусство практиковалось многими; среди самых известных Марта Тайпале, Лейла Карртунен и по парчовым гобеленам — Дора Жун. В Норвегии и в меньшей степени в Дании изготавливались подобные работы. Подобное искусство неожиданно стало приниматься церквями скандинавских стран. Традиционное фольклорное ткачество осталось позади возрождения создания гобеленов в некоторых других странах после Первой мировой войны, включая Чехословакию и Венгрию. Польша производила особенно оригинальные дизайны, выполненные в замечательной свободной манере. Следую традиции местного ткачества из тяжёлой ткани, польские дизайнеры-ткачи середины 20-го века Магдалена Абаканович и Вожчех Садлей использовали необычный материал, такой как джут, сизаль, конский волос и рафия, в абстрактных гобеленах, акцентируя на природе материала, тактильной симуляции, пластичности или рельефе поверхности.

Германия, соперничая со Скандинавией, также начала возрождать производство гобеленов на рубеже века. В области Шлезвиг-Гольштейн было налажено небольшое производство в период между 1896 и 1903 годами в Шерребеке, которому предшествовали подобные концерны близ Келя и Мельдорфа. Однако самое важное развитие произошло при разработке дизайна школы Бахас, где изготавливались гобелены в течение 1920-ых и 1930-ых. Абстрактные по своей композиции, дизайны Бахас имели глубокие корни в теории, что технология ремёсел должна быть восстановлена в работе и посредством отображения природы используемых материалов, особенно при использовании тяжёлых волокон в качестве крепкого элемента текстиля. Анни Альберс, жена художника и инструктора Бахас Джозефа Альберса, стала главных пользователем этого вида гобеленов. Как многие современные ткачи гобеленов, она была также дизайнером текстильной продукции. После Второй мировой войны производство гобеленов налаживалось в Мюнхене и Нюрнберге, и частные ткачи работали по всей Германии и в Вене. Среди немцев, в отличие от французов, возрождение мозаичного искусства вызывало больше энтузиазма в качестве вновь возникшего ремесла поствоенного периода, чем искусство гобеленов. Некоторые частные дизайнеры работали на своих станках в США и Канаде, где большинство больших по размеру гобеленов продолжало импортироваться из Европы. Латино-американское возрождение местного ремесленничества вызвало интерес к производству гобеленов в Мексике и Панаме. Развивались юго-американские центры гобеленного искусства в Бразилии, Чили и Колумбии.

Гобелен ручной работы

Гобелен № 677
132 х 160 см.


  Гобелен ручной работы

Гобелен № 678
125 х 160 см.


  Гобелен ручной работы

Гобелен № 674
138 х 193 см.


Развитие современного дизайна гобеленов тормозилось во Франции в большей части 19-го века академическим контролем над государственными фабриками, хотя прогрессивные художники подверглись влиянию Английского движения искусств и ремёсел в конце 1880-ых. Художники Пол Гаугин (1848-1903) и Эмиль Бернард (1868-1941) являются одними из тех, кто проявлял интерес к изготовлению гобеленов, несмотря на то, что они непосредственно не создавали картоны, как например Аристид Мэйллол (1861-1944). После Первой мировой войны Франция инициировала и провела в 20-ом веке восстановление гобеленов как искусства. Многие из выдающихся современных художников парижской школы — Пабло Пикассо (1881-1973), Джородж Браг (1882-1962), Генри Матисс Henri (1869-1954), Фернанд Легер (1881-1955), Джордж Роуалт (1871-1958) и Джоан Мири (1893-1983), среди прочих — разрешили репродуцировать их работы в 1932. эти репродукции были сделаны с большой долей привязанности под руководством Марии Кюттоли, парижским знатоком и обладателем исключительного вкуса. Фабрика «Абуссон», выбранная для создания гобеленов, снова стала великим центром гобеленовой индустрии. Прямой перевод картины на гобелен, однако, оставлял мало пространства для работы ткача, и как направление было одновременно открыто Жаном Лурсатом (1892-1966), которым он можно сказать во истину наградил возрождение гобеленов в 20-ом веке. Несмотря на то, что свои эксперименты он начал 1916, искусство Лурсата не сформировалось окончательно вплоть до 1930-ых, когда под впечатлением от готических гобеленов, особенно «Гнева Апокалипсиса» 14-го века и в соавторства с мастером ткачом Франсуа Табардом, он определил правила, которыми можно было сделать гобелен вновь единым творением художника и ткача — искусством в его полной мере. Уже не являясь лишь дубликатами картины, гобелены вновь стали использовать грубую ткань и более яркие, несмотря на меньшую палитру, краски, которые украшали творения Средневековья.

В 1947 Лурсат основал существенную Association des Peintures-Cartonniers de Tapisserie (Ассоциация художников картонов для гобеленов). Активистами этой организации также явились значимые французские дизайнеры гобленов Марк Сент-Салпс и Жан Пикар Ле Дюкс, которые были лучшими учениками Лурсата. Лурсат пользовался большим уважением у Дома Роберта, бенедиктского монаха, чьи гобелены поэтических фантазий были вдохновлены толкованием персидским и средневеково-европейских манускриптов. Другими важными французскими дизайнерами представительных композиций были Марсель Громайр (1892-1971) и Генри Ма Henri Matisse and the architect Le Corbusier (1887-1965).

В 1950-ых дизайны гобеленов стали всё более абстрактными. Среди наиболее значимых образцов — работы скульптора и гравёра Генри-Джордж Адама (1904-67). Состоящие лишь из черного и белого цветов, его гобелены являются монументальными тоновыми абстракциями, которые отражают его работу гравёра. Скульптор Жан Арп (1887-1966) и художник Виктор Вазарели являются другими абстрактными дизайнерами послевоенных гобеленов.

Гобелен ручной работы

Гобелен № 684
115 х 157 см.


  Гобелен ручной работы

Гобелен № 1004
279 х 350 см.


  Гобелен ручной работы

Гобелен № 649
215 х 230 см.


После Второй мировой войны бельгийцы, вдохновлённые ткацкой активностью во Франции в 1930-ых, начали восстанавливать свою индустрию гобеленов. В 1945 в Торнай картонистами, включая Луи Дельтура, Эдмунда Дубрунфаута и Роджера Сомвилля, которые стали наиболее востребованными дизайнерами бельгийских гобеленов, организовалось движение Сил Муралеса. В 1947 года за ним последовала организация в Торнай коллективной мастерской гобеленов, Centre de Rйnovation de la Tapisserie, действовавшей до 1951. Небольшие мастерские продолжали работать для своего развития в Бельгии, особенно в городах Торнай, Брюссель и Малин.

Обновлённые международный интерес к гобеленам напрямую связан со строгостью современной архитектуры. Во многих современных зданиях поверхность стен остаётся пустой, что обеспечивает подходящие параметры для широких настенных гобеленов. Ле Корбусьер использовал гобелены не только для украшения архитектурного интерьера, но и для их дизайна. Он часто ссылался на  гобелены как на фрески кочевой культуры, признавая их важность в качестве подвижной и сменной декорации.

В 1962 в Лозанне (Швейцария) прошла первая всемирная выставка гобеленов, которая с 1965 года повторяется каждые два года. Эта выставка наглядно демонстрирует огромный общемировой интерес, порождённый с середины 20-го века, к гобеленам, а также бесконечное разнообразие дизайнов, материалов и техник гобеленов.