Художественные школы Азербайджанских ковров

На протяжении многовекового развития ковроткачества в Азербайджане сформировались устойчивые центры ковроделия, возникновение и развитие которых, как отмечалось, было связано с таким основным фактором, как наличие сырьевой базы-овцеводства. Исследования конца XIX -начала XX веков выделяют в регионе три массива коврового производства: первый — по юго-восточным склонам Большого Кавказа по направлению к Каспию и югу, в сторону Ширванской низменности; второй — расположенный в зоне Малого Кавказа и простирающийся до берегов Аракса на юге и до Кафана в северо-западном направлении. Оба эти массива в основном расположены на территории современной Азербайджанской Республики, и их формирование вытекает из естественных географических условий, отмеченных в предшествующей главе. Третий массив ковроткачества исторически сформировался в Южном Азербайджане в зоне Талышских гор с выходом в Ардебильский и Серабский межгорные котловины и далее к Тебризу.

Не случайно, это — те же самые центры кочевания скотоводов, где ковроткачество Азербайджана исторически формировалось, получило развитие и функционирует в наши дни.

Главными из них на рубеже ХIХ-ХХ веков были Ширван, Куба, Баку, Карабах, Гянджа, Казах, Ардебиль, Тебриз, Урмия и Марата.

Каждый из этих центров, в свою очередь, состоит из нескольких крупных производственных очагов, в которых также имеются свои конкретные пункты (села) коврового производства. Каждый центр, очаг и даже пункт выделяется своеобразием технических и художественных особенностей в производстве ковров, что обеспечивает многовариантность цветовых, орнаментальных, композиционных решений, которые и придают оригинальность и самобытность азербайджанскому ковру, создавая большое число вариаций одних и тех же композиций.

Изучение формирования ковроткацких производственных центров показывает, что их возникновение, развитие и устойчивость расположения практически не зависели от динамики историко-этнических процессов в регионе. Своеобразие ковров этих центров определялось хозяйственно-бытовыми, социальными факторами, а основу их композиций всегда составляли и сложившиеся на этой территории древние ткацкие традиции. В силу этого пришлый этнос чаще всего воспринимал местную традицию заодно с восприятием местных стандартов жизни и быта.

Исторические и этнические факторы скорее оказывали обогащающее влияние на развитие орнаментально- композиционных моментов азербайджанскому ковра, а не на сам процесс коврового производства, появление или угасание производственных центров. Местная традиция, если и воспринимала некоторые инновации, в итоге все же, органически перерабатывая их, включала в традиционную художественную структуру. И уже по данным ХVIII-ХХ вв. четко прослеживаются характерные черты художественно-технических особенностей азербайджанских ковровых зон, которые были восприняты живущими здесь различными народами, этническими группами, существенных изменений в художественную сторону азербайджанского ковра. Поэтому в основе научной классификации азербайджанских ковров, которую мы видим традиционно в народной терминологии и рыночной номенклатуре, у многих исследователей ХIХ-ХХ вв., в частности, скрупулезно разработанную М. Исаевым, и, наконец, взятую за основной принцип Л. Керимовым, лежит территориально-географический признак. Сегодня в Азербайджане исследователи на основе художественно — технических особенностей выделяют четыре типа азербайджанских ковров и ковровых изделий: Куба-Ширван, Гянджа-Казах, Карабах и Тебриз.

Куба-Ширванский тип ковра: этот тип делится на три группы, производственными центрами которых были Куба, Ширван и Баку.

Кубинский ковровый район делится на три подрайона: горный, предгорный и низменный. К горному очагу относится производство, сосредоточенное в селах Гонахкенд, Хаши, Джими, Афурджа, Ерфи, Сэхюб, Будуг, Гырыз, Джек, Хан, Салмесоюд.

В предгорном очаге производство ковров было сосредоточено в селах Фындыган, Амирханлы, Алиханлы, Халфаляр, Гяндо, Пирамсан, Билиди, Шахназарлы, Пирябедиль, Зейва, Зохрами, Сумагоба, Хырдагюль-чичи, Сыр-чичи, Дере-чичи, Сабатляр. В низменном подрайоне производство концентрировалось в равнинной зоне Шабран с его селениями Чай Каракашлы, Аджи Каракашлы, Сюсинли Каракашлы, Сарван, Дивичи, Моллакямаллы и др.

Изделия Кубинской группы характеризуются высокой плотностью тканья, изысканностью декора, тонкостью колорита. Геометризованные формы орнамента в основном базируются на стилизованных растительных, а иногда и животных, мотивах. Широко распространены медальонные композиции. Самыми яркими композициями кубинских ковров являются «Гядим минаря», «Гымыл», «Пирябедиль», а самыми специфичными, характерными именно для этой зоны, являются композиции «Алпан», «Куба», «Гаджи-гаиб» и другие.

Помимо отдельных ковров здесь производились и ковровые комплекты «дест-хали-гябе». Кроме ворсовых ковров, здесь во многих селах производились также и безворсовые ковры (сумахи, паласы) и ковровые изделия. Уже в середине XIX в. ковровое производство в Кубинской зоне стало принимать товарный характер. Многие ковроткачи перешли на работу по заказу. В ковроткацкие селения стали приезжать скупщики, которые скупали ковры и паласы, а затем реализовывали их в городах и, в частности, в Баку, где кубинские ковры ценились очень высоко.

Ширванский очаг производства включает Габристанский (селения Чуханлы, Мараза, Набур, Сюнди, Шорбахча, Удули, Пашалы), Ахсуинский (сел. Биджо, Геогляр, Менгбюз), Кюрдамирский (сел. Исмаиллы, Кюрдамир, Шильян, Сор-Сор, Моллакенд, Пиргасанлы, Падар), Кази-Магомедский (сел. Хила, Карабаглы, Чалоглы, Дилигирли, Коланы, Карадонлу), Геокчайский (сел. Караязы, Зардоб, Моллакенд, Джулян, Хейбири, Мараза), Куткашенский (сел. Филфили, Карабулаг, Каладжик, Севригян, Кимерван).

Ковры Ширванской группы отличаются богатой художественной отделкой, плотностью тканья, блеском шерсти, придающим бархатность ковру.

Наиболее известные композиции ковров этой группы: «Габыстан», «Шемаха», «Ширван», «Гашед», «Арджиман», «Джемджемли», Тархун«, «Гаджигабул», «Габала», «Саль-ян» и другие. Ширван славился и своими безворсовыми коврами — паласами и килимами, а в древности — сумахами. Мировую известность получили безворсовые ковры, изготавливаемые в селах Пашалы и Удулу. Ширван также издавна славился и выделкой разнообразных ковровых изделий — мешков (чувалов), переметных сум (хурджунов), мафрашей, попон (чул) и т.д.

Бакинский ковровый район сосредоточен на территории Апшеронского полуострова. Ковроделие было развито в селах Новханы, Нардаран, Бюль-бюли, Фатмаи, Пиршаги, Мардакяны, Кала, а также за пределами Апшерона — в Хызынском ковровом гнезде (сел. Хызы, Зарат, Гаади, Новханы, Кеш, Хил и др.).

Следует отметить, что очень активный этот, в начале XIX в. ковроткацкий центр впоследствии (со второй половины XIX в.) в связи с развитием на Апшероне нефтяной промышленности, приходит в упадок. В ряде сел производство ковров почти прекращается. Но созданные в этом очаге ковроделия в XIX в., ковры принесли ему мировую известность и сегодня хранятся во многих музеях мира.

В целом по своим техническим качествам бакинские ковры сходны с кубинскими и ширванскими, но в художественном плане они заметно отличаются от них. Бакинские ковры характеризуются повышенной мягкостью ткани, интенсивными красками, своеобразным художественным вкусом и изяществом отделки. Основу Бакинских ковров составляют медальонные и симметричные композиции с геометрическими мотивами, сильно стилизованными растительными элементами. Наиболее распространенными были композиции «Бакы», «Сураханы», «Герадиль», «Фындыган», «Хиля-афшан», «Хиля-бута», «Апшерон». В Бакинском ковроткаческом районе производились также паласы, килимы, хейбя и зили, которые превосходили по своим качествам аналогичные изделия других регионов.

Гянджа-Казахский тип производился в двух центрах: в Гянджинском центре главными очагами производства являются Гянджа, Кедабек, Касум-Исмайлов, Шамхор, Самух, а в Казахском — Казах, Тауз и Борчалы. В каждом таком производственном очаге находилось по несколько сел, производящих ковры и ковровые изделия. Наличие в этом регионе крупных городов — Гянджи и Тифлиса, использующих большое количестве ковров, также стимулировало товарное производство. Среди Гянджинской группы выделялись ковры с композициями «Гянджа», «Кехна-Гянджа», «Кедабек», «Чирахлы», «Самух», «Чайлы», «Шадлы», «Фахралы», а среди композиций Казахской группы наиболее популярными были «Шихлы», «Демирчиляр», «Ойсузлу», «Борчалы», «Казах», «Карачоп», «Караязы», «Салахлы», «Гачаган», «Кемерли», «Кара-коюнлу»; «Каймахлы», «Гейчяли». В Гяндже, как и в Баку, с индустриализацией производства, развитием шелководства, хлопководства, традиционное ковроткачество в XX в. постепенно угасало и заменялось фабричным производством ковров, а в Казахском очаге производство сохраняется и в наши дни. В Казахе производились и безворсовые ковровые изделия: зили, шедда, верни, мафраши, чулы, хейбя и др. Значительное место здесь занимало производство ковров-намазлыгов. В технологическом аспекте ковры Гянджа-Казахского типа по сравнению с коврами Куба-Ширванского типа имели меньшую плотность тканья и более высокий ворс.

Некоторые исторические пункты ковроткачества Казахского очага в настоящее время расположены на территории Грузии, где компактно проживают азербайджанцы, и в Армении, где они также (до изгнания в конце XX в., компактно жили во многих регионах).

Карабахский тип производился в двух очагах — горном и равнинном. В горном очаге производства доминировали в XIX в. город Шуша и села Дашбулаг, Довшанлы, Гиров, Трнивиз, Малыбейли, Чанахча, Туг, Таглар, Гадрут, Мурадханлы, Гасымушагы, Кубатлы, Гогаз, Мишсеид, Багырбейли, Ханлыг, Тутмас. Особенность горного очага в том, что здесь товарное производство в селах было развито слабее, чем в Шуше.

В низменных районах, несомненно, лучше обеспеченных сырьем, чем горные, доминирующими очагами были Джебраил, Агдам, Барда, Физули, в каждом из которых имеется большое количество сел, где население интенсивно занималось производством ковров на продажу. Здесь ткались такие ковры, как «Челяби», «Аран», «Годжа», «Ачма-Юмма», «Шабалыд-бута», «Бахманлы», «Мугань». К Карабахским коврам относятся также и ковры Талыш-Ленкоранского и Нахчыванского производственного очагов. Здесь наиболее распространенными были ковры «Талыш» и «Нахчывань». Ряд очагов с компактным проживанием до недавнего времени азербайджанцев, в частности, Зангеланский, расположен в настоящее время на территории Республики Армения.

Карабахская зона славится (как ворсовыми, так и безворсовыми) коврами, а также ковровыми изделиями. По художественному оформлению Карабахские ковры заметно отличаются от ковров Куба-Ширванского и Гянджа-Казахского центров. Карабахские ковроткачи разработали и использовали самые различные композиции, часть которых появилась в результате творческой переработки композиций, созданных в Тебризском и Ардебильском ковроткацких центрах.

Ковры этой группы бывают больших и малых размеров. Особенно, популярными были ковровые комплекты — «Даст хали-гебе», которые пользовались большим спросом, как на внутреннем, так и на внешнем рынке. В Карабахе производились ковры как с низким ворсом и большой плотностью вязки, так и менее плотные ковры с высоким ворсом. Первые, в основном, были характерны для Шуши и низменных производственных пунктов, а вторые — для горных. В Карабахе изготавливали медальонные, сюжетные и орнаментальные ковры. Наиболее распространенными композициями были «Буйнуз», «Балыг», «Дарянур», «Бахчадагюллар», «Сахсыдагюлляр», «Ханлыг», «Хантирме», «Гасымушагы», «Минахани» и «Булут».

Несомненно, одним из наиболее важных среди азербайджанских ковров был Тебризский тип ковра. Тебриз и связанные с ним Ардебильский, Зенджанский, Халхалский, Урмийский, Маранусский, Гарадагский и Марагинский ковровые производственные районы находятся в Иране (в Южном Азербайджане) и, к сожаленью, их изделия чаще всего в научных изданиях, в каталогах и экспозициях многих музеев представляются как персидские ковры, что вносит путаницу в вопросы классификации и изучения истории ковроделия в целом.

Каждый из перечисленных очагов производства ковров в Южном Азербайджане имеет свои определенные особенности. Эти ковры отличаются по композиции, цветовому решению, размеру, плотности и т.д.

А Тебризском производственном очаге изготавливаются ковры с композициями «Лячек-Турундж», «Бута», «Балыг», «Афшан», «Овчулуг», «Сутунлу», «Шах-Аббасы», «Шейх-Сафи». Большинство композиций составлено из растительных орнаментальных мотивов, но в сельских производственных очагах традиционно применяются чисто геометрические орнаменты, и они по стилю и колориту близки к северо-азербайджанским центрам производства.

В Тебризском районе ткутся ковры всех размеров (от 60 ? 90 см до 400 ? 600 см). Практически каждый ковер индивидуален, обладает своим особым тонально-колористическим звучанием. В тебризских коврах господствует тончайший и сложнейший растительный орнамент с гибкими, мягко переплетающимися формами и изощренной системой спирального узора. Распределение узора в срединном поле тебризских ковров имеет то характер густой, заполняющей всю поверхность поля, то построено на принципе медальонного решения. Именно в Тебризе в ХV-ХVI вв. сформировались многие ковровые композиции, которые принесли коврам этого регионы мировую славу. Влияние и тебризской ковроткаческой школы на ковроделие всего Востока трудно переоценить. Именно здесь в средневековый период производство ковров с ремесленно-прикладного уровня было поднято на уровень высочайшего искусства.

Как отмечают исследователи, прекрасные и сложные орнаментальные композиции тебризских ковров «Лячек-Турундж» и «Афшан» получили большую известность в искусстве и на мировом рынке. Среди ковров тебризского круга следует отметить и такие сюжетные ковры, как «Агаджлы», «Дорд фесил», «Лейли и Меджнун», «Дервиш» и другие.

Особенностью Зенджанского очага является барбарисовый фон и разработанные на этом фоне композиции «Норшар», «Таруш» и «Султани».

Центром Халхалского коврового очага являются города Геров и Мияне и прилегающие к ним села. Особенность ковров этого очага заключается в характерном золотистом колорите, в рисунках «геров», с как позицией «силсилеви-лячек» на светло-коричневом, белом или кремовом фоне.

Ковры Урмийского очага в композициях и декоре срединного поля повторяют тебризские; специфичной для этого региона является композиция «тарзи», которая составлена из сложной бордюрной полосы.

Ковры Карадагского производственного очага отличаются красным, синим и черным фоном, с геометрическим или геометризированным растительным орнаментом. Центром этого очага является городок Герме с прилегающими населенными пунктами Мехрибан, Гераван, Кюльванаг, Киведне, Ходжа. На коврах карадагского очага преобладают композиции «Геллу-гюшели», «Херис», «Гараджа», «Бахшейиш», «Ачма-Юмма», «Сараби».

Ардебильский производственный очаг, помимо самого города Ардебиля и близлежащих сел, включает в себя пункты Сераб, Мир, Нар, Мешкиншахер и др. Здесь, в основном, используются композиции «Даналы», «Арч», для которых характерна клетчатость срединного поля.

Марандский производственный очаг включает города Маранд, Хой, Маку, Салмас, Сафиян и окружающие районы. О наличии в них ковроткачества имеются сведения во многих средневековых источниках. В целом и в этом очаге сильно влияние тебризской школы. Здесь преимущественно разрабатывались композиции «Лячек-Турундж» и сюжетные ковры типа «Сутунлу».

Марагинский производственный очаг включает в себя Марагу, Тилиб, Сангачалы, Бинаб, Халасу, Хаштаруз-чароймаг. В этом очаге распространены композиции «Балыг», «Лячек-Турундж» и особенно «Гызылгюль», составленные из растительных орнаментов.

Отличая технологические особенности ковров Южного Азербайджана, следует указать, что в Тебризе и Ардебиле, где было сосредоточено высокопрофессиональное производство, изготавливали шелковые ковры, а в средние века и ковры с металлическими (серебряными и золотыми) нитями. Здешние ковры отличают очень высокая плотность вязки и низкий ворс. В других производственных очагах обычно преобладало производство менее плотных ковров с высоким ворсом.

Завершая краткий обзор ареала распространения ковроделия в Азербайджане, следует отметить, что почти повсюду можно выделить городские и сельские производственные пункты. Уже с XIV в. городские производственные очаги формировались в виде «кархана», работающих в основном на заказ, производя товарную продукцию для внутреннего и внешнего рынка. В Х1Х-ХХ вв. эта тенденция еще больше усиливается. Во многих городах налажено фабричное производство. Работа на рынок наложила свой отпечаток на городское ковровое производство. Оно быстро ориентировалось на вкусы заказчиков, разрабатывало новые композиции, вводило новые элементы, что нередко нарушало орнаментальную и композиционную традицию в ковроделии, приводило к унификации различных очагов. В сельских же производственных пунктах, особенно в горных, отдельных от торговых путей и слабо вовлеченных в Х1Х-начале XX вв. в торговые связи, сохранились традиционные, веками отработанные сюжеты, композиции и элементы декора, традиционные колористические решения, размеры ковров, их формы, типы и т.д. Поэтому специфика и самобытность каждого производственного очага прежде всего прослеживается в сельских изделиях. Надо помнить, что в Европу, США попадали, в основном, ковры, изготовленные специально на экспорт. Это, прежде всего, высококачественная заказная продукция и часто она, являясь произведением высокого искусства, не отражает традиционных народных элементов. Поэтому многие исследователи, чаще всего, имея под рукой, именно ковры такого рода, не могли на их основе выделить продукцию отдельных ковровых центров и ограничивались общими определениями: «кавказские», «персидские», «анатолийские» и т.п. По той же причине нередко происходит неверная локализация мест производства того или иного ковра. В этом аспекте исследователи на местах имеют то преимущество, что, сопоставляя образцы товарного и семейного производства, они могут более надежно и достоверно определить принадлежность ковров к их традиционным зонам, отслеживать тенденции в развитии ковроделия в каждом, отдельно взятом очаге, взаимовлияние ковродельческих центров и общую тенденцию развития.