Азербайджанские ковры : Крашение шерсти

Как уже отмечалось, крашением шерстяных тканей в Азербайджане занимались еще в глубокой древности, и в этой области сформировались устойчивая традиция и высокий профессионализм.

Процесс крашения состоит из трех этапов: подготовка пряжи к крашению, ее промывка, обезжиривание и отбеливание, изготовление самого красителя и, наконец, сам процесс квашения.

Издревле в Азербайджане пользовались всеми тремя видами естественных красителей, т.е. растительными, животными и минеральными. М. Д. Исаев отмечал, что «вопрос о способах окраски пряжи естественными красителями» является не только сложным, но и носит в себе все консервативные черты, сопровождающие ковровое производство во всех его процессах. Несмотря на внешнюю примитивность и кустарность процесса, народные мастера крашения — боягчи добивались удивительных результатов, получая прочную окраску, поражающую богатством, яркостью, долговечностью и многообразием оттенков. Но уже в конце XIX в. — начале XX в. в Азербайджане, наряду с естественными, стали использовать и химические красители, что, порой, отрицательно сказывалось на качестве азербайджанских ковров. Чтобы шерстяная пряжа хорошо окрашивались, ее прежде следовало протравить и обезжирить. Для этой цели использовали квасцы. Использование дубильных веществ считалось обязательным в крашении. Наряду с квасцами (железными и свинцовыми) для дубильного процесса использовались растворы азотной кислоты, железный купорос и другие компоненты, зерна ячменя, кислая пастила и т.д.

Несомненно, использовалась и шерсть естественных цветов, чаще всего черного, коричневого, бежевого, серого, желтоватого, золотистого и др. Для получения шерсти белого цвета ее специально отбеливали при помощи камня «гарга дузу», который добывали на Апшероне. Нити естественных цветов придавали коврам особый блеск. Интересно, что по свидетельству В. Г. Мошковой, у красильщиков шерсти в Средней Азии не было профессиональных секретов, считавшихся достоянием семьи или рода, и они охотно делились своим опытом. В противоположность этому, М. Д. Исаев отмечает, что в Закавказье ткачи ковров неохотно делились своими методами окраски, считая их «секретом производства». Вероятно, здесь сыграл определенную роль не только тот фактор, что ковры Средней Азии в прошлом имели ограниченную гамму красок, а ковры Закавказья и, прежде всего Азербайджана, наоборот, славились яркостью тона и своим колористическим многообразием, но и то, что крашение в Азербайджане уж в XVIII-XIX веках выделилось в отдельное самостоятельное профессиональное ремесло, где неизменно существовали профессиональное секреты, обеспечивающие конкурентоспособность продукции.

Самыми древними устойчивыми в ковроткачестве считались красители животного происхождения. Наиболее распространенными были пурпур, гырмыз и кошениль.

Наиболее древним считается пурпур (ричрич). Его получали из моллюсков (пурпурных улиток) и добивались различных оттенков красного и фиолетового цветов. Краски пурпура очень устойчивы и всегда высоко ценились. Гырмыз (соссозиз Нгаз), или дубовый червь, также давал стойкую краску. Этот краситель, особенно широко применялся до появления красителя из другого насекомого — кошенили. При помощи дубильных веществ из кошенили получали бордовые, вишневые, розовые и другие цвета. Ковры, вытканные из шерсти, окрашенной красителями животного происхождения, очень высоко ценились за яркость, устойчивость окраски. Однако следует учесть, что получение красителей животного происхождения связано с большими трудностями и поэтому в основном в красильном деле использовались краски растительного происхождения. Флора Азербайджана очень богата различными растениями, обладающими красящими свойствами. Мы остановимся лишь на наиболее главных, широко используемых красителях растительного происхождения. Большую роль в крашении играл натуральный цвет самой шерсти. Для получения светлых цветов брали белую шерсть, а при окраске в менее светлые тона — светло-серую шерсть. При окраске в интенсивно темные (черные, коричневые, темно-синие, темно-красные, и т.д.) тона использовали цветную шерсть.

Для получения наиболее употребляемого в ковроткачестве Азербайджана красного цвета в основном использовали марену.

Марена — это многолетний кустарник, корни которого обладают красильными свойствами. Местные мастера-красители называли марену-бояг.

В середине XIX в. в Азербайджане мареноводство было важной отраслью сельского хозяйства. Марена в зависимости от дозы и длительности кипячения могла давать розовый, ярко-красный, темно-красный, светло-красный и др. оттенки. При сочетании марены с различными дубильными веществами получали желтовато-красный, темно-фиолетовый и оранжевый цвета. Производители ковров особо ценили марену за возможность получения многочисленных цветов (цветовых оттенков), прочность красок, долго не терявших своей свежести. Для получения черной краски использовали свежую ореховую скорлупу, гранатовую корку, кору орехового и дубового деревьев. Для получения желтой краски употребляли пожелтевшие тутовые листья, кожуру лука, кору дикой яблони и др. Используя десятки видов растений и, в частности, их листья, кору, корень, древесину, стебли, плоды, кожуру, корку плодов, цветы и т.д., азербайджанские мастера красильного дела-боягчи получали десятки цветов и их оттенков.

Помимо местных растительных красителей, широко применялись и привозные. Наиболее часто использовали сэры кек (желтый корень)- для получения интенсивной желтой краски, красный сандал — для получения красного цвета, но особенно велик был спрос на индиго, из которого получали разные оттенки синего цвета. Изготовление индиговой краски — это сложный процесс, и красильщики употребляли этот краситель с особой бережливостью. В зависимости от срока, выдержки пряжи в растворе индиго получали различные тона — от светло-голубого до темно-синего.

Важным технологическим моментом в деле крашения было закрепление красок. Оно в подавляющем большинстве случаев осуществлялось кипячением уже окрашенной пряжи в моче крупного рогатого скота (буйволов). Наличие в моче аммиака закрепляет краски и придает им темные тона.

Во второй половине XIX в. в ковроделии Азербайджана, как и во всем восточном ковроделии, на смену естественным минеральным, животным и растительным красителям пришли химические красители и главными среди них были анилин и ализарин. Быстрому распространению химических красителей содействовали сразу несколько факторов. Это и развитие крупной химической промышленности, и дешевизна химических красителей, и более простой и быстрый процесс крашения, и такое, немаловажное обстоятельство, как резкое усиление в конце XIX в. спроса на ковровые изделия со стороны внутреннего российского рынка Российский рынок в отношении окраски отличался гораздо меньшей строгостью по сравнению с требованиями иностранных рынков. Среди химических красителей особенно быстро стали распространяться анилиновые краски. Но эти краски довольно быстро выцветали, поэтому местные мастера — ковроделы и население называли анилиновые краски «дже-хар» и считали их «фальшивыми». Интересно, что, когда в России в 80-е годы XIX в. хорошо сбывались ковры с химически окрашенной пряжей, то внешний рынок предъявлял спрос на закавказское ковры, окрашенные исключительно натуральными красителями. В отличие от анилиновых красок, ализариновые краски, специально изготовленные для ковровой шерсти, отличаются прочностью и хорошими оттенками, но технология их использования предполагает наличие хорошо подготовленного мастера-красильщика, умеющего обращаться с этими красками. Несмотря на все приведенные факты, основные ковровые центры Азербайджана в конце XIX- начала XX вв. продолжали в большей части употреблять естественные красители. Особенно это касалось основных цветов (синий, бордовый и др.), используемых для фона ковров.

Рост производства ковров в Закавказье в XIX в. привел к тому, что красильное дело превратилось в самостоятельный промысел. Красильни (боягхана) имелись во многих городах и даже селах Азербайджана уже начиная с XVIII в. Обычно красильщики открывали свои мастерские в местах интенсивного изготовления ковров, где можно было сбывать продукцию в больших объемах. Уже в начале XX в индивидуальное крашение шерсти самими ткачами практически исчезает. Сегодня лишь в исключительных случаях (при необходимости получения какого-нибудь особого оттенка для создания того или иного рисунка) прибегают к кустарному домашнему крашению пряжи, но в целом, выделившись из коврового производства, красильный промысел (боягчылыг) превратился в отдельный вид ремесла, что положительно сказалось на профессиональном уровне мастеров-красильщиков и, в конечном итоге, — на качестве окрашенной пряжи. Высококачественное сырье и стойкие красители были основой, определявшей классические художественные особенности азербайджанских ковров и снискавшей им мировую славу.

Крашение и последующее закрепление красок является последним технологическим процессом, предшествующим непосредственно тканью ковров и ковровых изделий.